Новая социальная повестка Православной церкви
конспект итогового документа богословской комиссии Вселенского патриархата
В марте 2020 состоялся релиз исторического документа «За жизнь мира: на пути к социальному этосу Православной церкви», ставшего итогом работы комиссии, созванной Вселенским патриархом в 2017 году. В состав комиссии вошли ведущие православные богословы, включая Дэвида Бентли Харта, Джорджа Демакопулоса и Аристотеля Папаниколау, а подготовленный ей документ получил одобрение Синода Вселенского патриархата. «За жизнь мира» был выпущен одновременно на двенадцати языках; русский перевод был выполнен Лидией Лозовой и Игорем Мялковским. Этот документ отмечает совершенно новый этап в развитии социального учения Православной церкви, а его содержание несомненно удивит многих. Однако, его полный текст довольно велик, к тому же он написан в специфическом жанре, подходящем далеко не каждому читателю. Поэтому я сделал этот конспект, содержащий, как мне представляется, его наиболее важные и яркие положения. Полный текст доступен на сайте Американской архиепископии Вселенского патриархата.

Стоит оговориться, что мировое православие не имеет единого центра, так что содержание данного документа не обязательно будет поддержано всеми православными церквями. Но он отражает видение общества и человеческих отношений, которое разделяют Вселенский патриархат и лучшие православные богословы мира, и как таковой вполне может претендовать на выражение социального этоса православия.
«За жизнь мира: на пути к социальному этосу Православной церкви»
§3. Наша духовная жизнь необходимо является также и общественной жизнью, а благочестие – этосом.

§4. Нам следует не приспосабливаться к прагматичным потребностям этого мира, а вновь и вновь бороться со злом, каким бы непобедимым оно порой ни представлялось, и трудиться ради любви и справедливости, как того ожидает Бог от Своих созданий, каким бы напрасным этот труд подчас ни казался. На пути к богообщению человечество призвано не просто принять, а скорее благословить, возвысить и преобразить этот мир, чтобы его внутреннее благо могло проявиться даже среди его грехопадения.

§6. Ничто в Евангелии нашего Господа не является более отчетливым и постоянным, чем Его абсолютная забота и сострадание к бедным и бесправным, оскорбленным и забытым, заключенным, голодным, утомленным и обремененным, отчаявшимся. Осуждение Им роскоши богатых, безразличия к положению угнетенных и эксплуатации обездоленных – бескомпромиссно и недвусмысленно. В то же время, нежность Его любви к «наименьшему из них» безгранична. Никто из тех, кто стремится следовать за Христом, не может не подражать ни Его негодованию на несправедливость, ни Его любви к притесняемым... Первые христиане являли сообщество, радикально приверженное жизни в любви, в котором всякие иные формы верности – нации, расе, классу – были заменены исключительной преданностью Христову закону милосердия. Это было сообщество, основанное на знании, что во Христе нет ни иудея, ни эллина, ни раба, ни свободного, нет какого-либо неравенства в достоинстве между мужчиной и женщиной, потому что все – одно (Гал. 3:28).

§9. Хотя никакие формы человеческого правления не соответствуют полностью Царству Божию, Православная Церковь не может считать их равными друг другу. Например, она безоговорочно осуждает любые виды институциональной коррупции и тоталитаризма, зная, что они не могут принести ничего, кроме массовых страданий и угнетения... Даже Христос, очищая Иерусалимский храм от менял и торговцев, не колеблясь бросил вызов как властям, обеспечивавшим охрану Иудейского храма, так и римским постановлениям против гражданских беспорядков, имевшим универсальный характер... Христиане могут и часто обязаны участвовать в политической жизни обществ, в которых они живут, но всегда делать это как служители правды и милости Царства Божия... Иногда такое участие может проявляться не в абсолютном повиновении, а в гражданском неповиновении и даже восстании – в силу гражданства более высокого порядка. Христианин должен быть верен в первую и последнюю очередь Царствию Божию, тогда как верность чему-либо другому является не более чем временной, преходящей, частичной и случайной.

§10. Среди православных христиан существует своего рода опасный соблазн поддаться изнурительной и во многом химерной ностальгии по некоему давно минувшему золотому веку и вообразить, что он представлял собой нечто вроде единственного идеального православного государственного устройства... Слишком часто Православная Церковь допускала смешение национальной, этнической и религиозной идентичностей, до такой степени, что внешние формы и язык веры – напрочь лишенные своего истинного содержания – стали под видом христианских использоваться в качестве инструментов продвижения национальных и культурных интересов.

§11. Христианам категорически запрещается создавать из своей культурной, этнической или национальной идентичности идолов. Для христианской совести неприемлемы ни «христианский национализм», ни любая другая форма национализма... Появление новых форм политического и националистического экстремизма привело к проникновению лиц, приверженных расовой теории, даже в различные православные общины. Православная Церковь безоговорочно осуждает их взгляды и призывает их к полному раскаянию и покаянному примирению с Телом Христовым. И если в православной общине становится известно о таких людях и она не может побудить их отречься от поощряемого ими зла, она обязана их разоблачить, осудить и исключить. Всякая церковная община, которая не может этого сделать, предает Христа.

§12. Никто не должен пытаться продвигать христианскую веру с помощью политической власти или юридического принуждения. Этот соблазн часто был – и в некоторых случаях остается – особенно острым в православных странах... Безусловно, православные христиане не должны страшиться реальности культурного и социального плюрализма. Более того, они должны радоваться динамичному взаимодействию человеческих культур в современном мире, являющемуся одним из особых достижений нашего века, и считать благословением, что все культуры, во всем их разнообразии и красоте, все чаще и чаще занимают одно и то же гражданское и политическое пространство. На самом деле Церковь обязана поддерживать те государственные стратегии и законы, которые наиболее способствуют такому плюрализму. Более того, она должна благодарить Бога за богатство всех культур мира и за благодатный дар их мирного сосуществования в современных обществах.

§13. Расторжение давнего договора между государством и Церковью – или троном и престолом – для христианской культуры стало великим благословением. Оно освободило Церковь от того, что слишком часто представляло собой рабское и нечестивое подчинение земной власти и соучастие в ее злых делах. На самом же деле Церковь заинтересована в том, чтобы институциональная связь христианства с интересами государства была как можно слабее – не потому что Церковь стремится выйти из общества, а потому что призвана возвещать миру Евангелие и во всем служить Богу, не компрометируя себя сообразованием с мирскими амбициями.

§16. Нет преступления против Бога худшего, чем сексуальное надругательство над детьми, и нет ничего более невыносимого для совести Церкви. Все члены Тела Христова обязаны защищать детей от этого зла, и нет такой ситуации, когда член Церкви, узнав о любом случае сексуального насилия над ребенком, не должен был бы немедленно сообщить о нем гражданским властям или местному епископу. Более того, каждый верующий христианин точно также обязан разоблачать тех, кто скрывает такие преступления от общественности или покрывает их с целью предотвратить законное наказание... Церковь также несет ответственность за повсеместное улучшение условий жизни детей в местах с недостаточным доступом к чистой воде, хорошему медицинскому обслуживанию, вакцинации и за удовлетворение прочих их базовых потребностей.

§19. Фундаментальным правом каждого человека, которое ни одна государственная или гражданская власть не может нарушить, является право не подвергаться преследованиям или ущемлениям прав на почве сексуальности... Все христиане должны всегда искать друг в друге образ и подобие Божии и противостоять всем формам дискриминации в отношении своих ближних, независимо от их сексуальной ориентации.

§22. Все браки – будь то между православными или неправославными супругами, а также смешанные союзы – страдают от последствий греха. И именно потому, что семья – это место огромной ответственности, эмоциональной привязанности и интимных отношений, в ней также возможны самые разрушительные виды психического, физического, сексуального и эмоционального насилия. Православная Церковь признаёт, что главная моральная ответственность взрослых в неблагополучной семье – защищать наиболее уязвимых своих членов, и сознает, что во многих случаях лишь расторжение брака может обеспечить физическую безопасность и духовное здоровье всех вовлеченных в ситуацию людей.

§25. Церковь признает, что беременность часто прерывают по причине нищеты, отчаяния, принуждения или жестокого обращения, и стремится открыть путь примирения для тех, кто не выдержал этих ужасных условий. Однако, поскольку аборт всегда объективно является трагедией, уносящей невинную человеческую жизнь, восстановление отношений с Богом должно включать признание этого факта еще до того, как станет возможным полное покаяние, примирение и исцеление. Более того, поскольку Церковь действительно желает утвердить благо каждой жизни, она должна быть всегда готова помогать женщинам в ситуациях непреднамеренной беременности (будь то в результате изнасилования или сексуального соития по обоюдному согласию), а также будущим матерям, страдающим от нищеты, жестокого обращения или других неблагоприятных обстоятельств.

§26. В некоторых случаях в ходе беременности возникают трагические и неразрешимые медицинские ситуации, в которых жизнь нерожденного ребенка не может быть сохранена или продлена без серьезной угрозы для жизни матери, и что единственно возможные медицинские меры в таких случаях могут вызвать или ускорить смерть нерожденного ребенка, вопреки желаниям родителей. В таких ситуациях Церковь не может претендовать на компетентность в том, как лучше поступать в каждом конкретном случае, и должна вверять этот вопрос молитвенному рассуждению родителей и врачей.

§29. Неравенство мужчин и женщин почти во всех сферах жизни является одной из трагических реальностей нашего падшего мира. На деле, несмотря на то, что в своем учении и богословии Православная Церковь всегда утверждала, что мужчины и женщины равны как личности, она не всегда была неукоснительно верна этому идеалу. Например, Церковь слишком долго в своих молитвах и евхаристических практиках сохраняла древние и по существу суеверные предрассудки относительно чистоты и нечистоты женского тела и даже позволяла связывать деторождение с идеей ритуальной нечистоты.

§30. В мире позднего капитализма к старости, которую когда-то признавали достойной почтения, часто относятся как чему-то смущающему, а пожилых людей считают обузой и помехой... Церковь должна требовать от любого справедливого общества должным образом заботиться о пожилых людях и внимательно относиться к тому, чтобы они не подвергались пренебрежению, плохому обращению и не оказались в нищете.

§33. Церковь не может по-настоящему следовать за Христом или являть Его миру, если она не поставит эту безусловную заботу о бедных и обездоленных в центр своей нравственной, религиозной и духовной жизни.

§34. Все [ранние христианские богословы] прекрасно понимали, что христианская культура должна бороться со структурным злом, которое обрекает столь многих на нищету, тогда как лишь некоторые становятся обладателями огромных богатств... Церковь призвана обличать нынешние социальные условия, где это оправдано, выказывать похвалу там, где эти условия достойны одобрения, и поощрять перемены к лучшему везде, где это может принести плод. Прежде всего, Церковь должна не менее, чем Сам Христос, озаботиться положением бедных и беззащитных; и она должна быть готова заступаться за них, когда их голоса не могут быть услышаны.

§35. Православная Церковь, безусловно, должна настаивать на том, чтобы основополагающими принципами в налоговой политике и ориентирами в оплате труда были справедливость и сострадание. Также Церковь должна настаивать на моральной ответственности богатых за то, чтобы они как можно более способствовали благополучию общества в целом, а правительства при этом требовали от богачей не прибегать к несправедливой правовой защите или к поиску других обходных путей.

§36. Существование свободного международного потока рабочей силы, а вместе с ним и обретение работниками рычагов для самоорганизации в глобальном масштабе, позволило бы работникам требовать соблюдения базовых стандартов занятости на всех рынках труда и сделало бы их эксплуатацию практически невозможной. Отсюда и нечестивый сговор между многими транснациональными корпорациями и государствами с целью пресечь свободный поток рабочей силы через границы, часто посредством самых драконовских мер.

§37. Церковь должна требовать от правительств принимать законы, позволяющие работодателям создавать рабочие места, но не рассматривающие труд в качестве простого товара или производственных расходов без особого морального статуса... Это включает принятие законов, гарантирующих, что даже при создании объектов в развивающихся странах эти предприятия в отношении рабочей силы будут придерживаться тех же стандартов, что и в развитых странах... Церковь также обязана призывать правительства к принятию законов, которые не запугивали бы незарегистрированных работников перспективой судебного преследования, если те будут добиваться от работодателей возмещения за злоупотребления по отношению к ним...

§38. Церковь не может хранить молчание, когда нормы, предусмотренные законом, не соответствует нуждам, которые этот закон призван удовлетворять, или когда они не могут обеспечить разумного подобия социального и гражданского равенства для своих бенефициаров. Церковь должна высказать особое порицание в отношении стран, тратящих чрезмерную долю государственного бюджета на предприятия, которые в основном приносят прибыль или выгоду только привилегированным лицам. Особенно вопиющими являются примеры пренебрежения социальными нуждами в странах, которые предпочитают отвлекать общественные средства от программ социального обеспечения, переводя их на крупные и ненужные задачи вооружения, единственной реальной целью которых является укрепление «военно-промышленного комплекса» и обогащение тех, чей бизнес состоит в непрерывном производстве все более изощренных и разрушительных средств убийства, ведения войны и террора в отношении гражданского населения... И как бы политически некорректно это ни выглядело, Церковь должна быть готова осудить моральные нарушения в распределении общественных благ везде, где бы она их ни обнаружила.

§39. На протяжении всей истории человечества, пожалуй, самое существенное социальное разделение всегда проходило по линии между должниками и кредиторами... Именно долг, беспощадно взыскиваемый с тех, кто стал жертвой непомерных процентных ставок, Христос называл «богатством неправедным» (Лк. 16:9), и именно этот долг иудейская и христианская традиции осуждают как ростовщичество... Однако и по сей день едва ли существует какая-либо сфера государственной политики, даже в наиболее развитых странах, где злоупотребления кредитами и долгами контролировались бы рациональными и гуманными нормами... Если Церковь реально намерена поощрять социальные практики, свидетельствующие о Божией любви, милосердии и справедливости, как они были явлены во Христе, она, безусловно, должна быть готова выступить против законов, которые не защищают уязвимых членов общества от недобросовестных и хищных кредиторов и не предоставляют тем, кто нуждается в облегчении своего трудного положения и удовлетворении своих потребностей, милосердных общественных альтернатив в противовес неуправляемым или недолжным образом контролируемым частным кредиторам.
§40. У Церкви есть особое призвание напоминать о том, что, за исключением неутоленного голода, нет более жестоких лишений, выпадающих на долю бедных во всем мире, чем отсутствие доступа к надлежащей медицинской помощи... Абсолютный минимум, который Церковь должна ожидать от стран с развитой экономикой, состоит в том, чтобы в рамках государственной политики и за государственный счет люди, не имеющие доступа к медицинской помощи, получили бы ее, и чтобы при этом нуждающиеся не были брошены на произвол страховых компаний, которые взыскивают огромные страховые взносы и предоставляют весьма скудные выгоды... Эти обязательства не могут ограничиваться пределами государства. С христианской точки зрения, более богатые страны морально обязаны стремиться к улучшению медицинских условий для людей во всем мире, насколько это возможно.

§41. Огромное экономическое неравенство неизбежно ведет к социальной несправедливости; более того, согласно учению Христа, оно есть мерзость в очах Божиих. Для того чтобы обслуживать это неравенство, в двадцатом веке появились целые школы экономики, утверждающие, что оно необходимо сопутствует любой функционирующей экономической системе. Однако все аргументы, приводимые этими школами, в лучшем случае тавтологичны и доказывают лишь то, насколько обедняется нравственное воображение человека, когда оно оказывается в рабстве у идеологии.

§42. Ничто так не противоречит воле Бога в отношении существ, сотворенных по Его образу и подобию, как насилие друг над другом, и нет ничего более кощунственного, чем организованная практика массовых убийств.

§43. Насилие – это преднамеренное применение физической, психологической, финансовой или социальной силы против других или против самого себя, причиняющее вред, страдания или смерть. Его формы и проявления так многочисленны, что их невозможно сосчитать. Они включают физическое насилие любого рода, сексуальные посягательства, насилие в семье, аборты, преступления на почве ненависти, террористические акты, военные действия и так далее, а также акты самокалечения и самоубийства. Все это причиняет вред всем вовлеченным сторонам: физический, психический и духовный – не только жертвам, но и виновникам... В той мере, в какой наша жизнь поддерживается, защищается или обогащается за счет насилия – даже если оно совершается государством от нашего имени без нашего ведома – мы соучаствуем в грехе Каина.

§45. Ребенок, подвергающийся насилию со стороны члена семьи, женщина, терпящая грубое обращение мужа, законопослушный гражданин, на которого жестоко напали, прохожий, ставший свидетелем домогательства, сообщество или народ, подвергшийся агрессии со стороны безжалостного завоевателя, могут, в меру их веры и любви, принять решение защитить себя и ближнего от насильников. Самооборона без злобы может быть оправданной, и защита угнетенных от притеснителей часто является нравственным долгом; но иногда, как это ни трагично, ни то, ни другое невозможно без разумного применения силы. В таких случаях необходимы молитва и рассудительность, а также искреннее усилия, направленные на примирение, прощение и исцеление.

§46. Христианин всегда обязан помнить, что те действия, которые считаются террористическими актами, когда они совершаются отдельными лицами или организованными группировками – как, например, произвольное убийство невинных граждан ради продвижения политической цели – не становятся морально приемлемыми, если они осуществляются официально признанными государствами или с использованием передовых военных технологий.

§47. Церковь отвергает всякое насилие, в том числе и оборонительные действия, которые порождены ненавистью, расизмом, местью, эгоизмом, экономической эксплуатацией, национализмом или поиском личной славы. Подобные мотивы, которые слишком часто являются скрытыми мотивами ведения так называемых «справедливых войн», никогда не благословляются Богом. Более того, даже в тех редких ситуациях, когда применение силы не запрещено безусловно, Православная Церковь все же видит потребность в духовном и эмоциональном исцелении отношений между всеми причастными к нему людьми.

§48. Православная Церковь отвергает смертную казнь и делает это из верности Евангелию и примеру Апостольской Церкви... Поскольку смертная казнь воздает злом за зло, ее нельзя рассматривать как добродетельную или даже терпимую практику. И хотя некоторые могут пытаться оправдывать ее как выражение соразмерной справедливости, для христиан подобная логика неприемлема.

§49. Пожалуй, наивысшее выражение христианской святости в ответ на насилие можно увидеть в тех, кто изо дня в день трудится ради взаимопонимания и уважения между людьми, предотвращения конфликтов, воссоединения разлученных, поиска экономических и социальных механизмов для смягчения проблем, приводящих к насилию, а также в тех, кто заботится о людях и поддерживает страждущих и оказавшихся на обочине жизни. Это касается и тех, кто посвящает себя искоренению духовных первопричин насилия в себе и других.

§54. Охватывая всю человеческую жизнь, диалог происходит во всех наших встречах, личных, социальных или политических, и всегда должен распространяться на тех, кто придерживается отличных от наших религий. Слово Божие мистически присутствует во всех наших связях и отношениях, постоянно направляя наш обмен словами и идеями к духовному единению сердец в Нем.

§55. Божественный Логос сияет во всем укладе сотворенного мира и говорит с каждым сердцем все еще различимым голосом совести... Церковь знает, что полнота тайны Логоса Божия выходит за пределы человеческого понимания и сообщается путями настолько многочисленными и чудесными, что их невозможно сосчитать или постичь... Зная, что Бог открывает Себя бесчисленными способами и с безграничной изобретательностью, Церковь вступает в диалог с другими вероисповеданиями с готовностью изумляться и восхищаться разнообразием и красотой щедрых проявлений божественной благости, милости и премудрости среди всех народов.

§57. Нетерпимость и жестокость по отношению к евреям издавна были явным злом, поражавшим христианские культуры. Величайшая в европейской истории систематическая кампания массовых убийств и попыток геноцида была предпринята против евреев Европы; в то время как одни Православные Церкви демонстрировали исключительное великодушие и даже жертвенное сострадание к своим еврейским братьям и сестрам, заслужив от них почетный титул «праведников народов мира», другие исторически православные народы имеют за собой темное прошлое антисемитского насилия и угнетения. За все это зло христиане должны искать у Бога прощения. Во искупление тех преступлений против еврейского народа, которые были совершены именно на православных землях, Церковь ищет как Божиего прощения, так и более глубоких отношений любви и уважения к еврейским общинам и иудейской вере.

§58. Возможно, что так же, как Церковь первых веков извлекала пользу из многих философских, религиозных и культурных богатств дохристианской Европы, Малой Азии и Ближнего Востока, а со временем христианизировала их, так и теперь она может открыть для себя новые способы выражения своей веры или новые типы осмысления ее культурных проявлений и концептуальных форм через ознакомление, скажем, с великими философскими учениями и верованиям Индии, традициями Китая и в более широком смысле Дальнего Востока, с духовным опытом племенных народов по всему миру и так далее. Опять же, как настаивал Иустин Мученик, нами приветствуется все, что истинно и угодно Богу, ибо Логос пребывает повсюду и светит во всяком месте.

§59. Православная Церковь стремится действовать сообща со всеми людьми и народами, которые взращивают и охраняют все необходимое духу от разъедающего материализма современной эпохи, и со всеми, кто разделяет ее отвращение к тем формам религиозного экстремизма и фундаментализма, которые кощунственно связывают ненависть, фанатизм и насилие с именем Божиим.

§61. Православные христиане могут и должны с радостью усваивать язык прав человека в их попытках содействовать справедливости и миру между народами и странами и защищать слабых от сильных, угнетенных от притеснителей и неимущих от тех, кто хочет их эксплуатировать. Язык прав человека не в состоянии высказать все то, что можно и дóлжно сказать о глубоком достоинстве и славе существ, созданных по образу и подобию Божию; но это язык, который уважает данную реальность таким образом, что допускает международное и межрелигиозное сотрудничество в сфере гражданских прав и гражданского правосудия и поэтому способен выразить многое из того, что должно быть сказано. Поэтому Православная Церковь присоединяется к призыву защищать и продвигать права человека во всем мире, признавая их основополагающими и неотъемлемыми для каждой человеческой жизни.

§62. Согласно православному преданию, человечество играет особую посредническую роль в творении, одновременно существуя в сферах материи и духа, всецело обладая характеристиками обоих и образуя единство между ними. Как таковое, человечество есть священническое присутствие духовной свободы в мире материальных причинно-следственных связей и органических процессов, проливающее свет разумной свободы на весь материальный космос и приносящее жизнь мира Богу.

§63. Никакой свод законов, никакая сфера привилегий или особых интересов, никакой национальный или международный императив не может стоять выше абсолютного морального требования к государству и всем его институтам защищать права человека... Что касается социальных прав, которые должно гарантировать всякое правительство, то они включают право на всеобщую бесплатную медицинскую помощь, одинаково доступную для людей, находящихся в любом экономическом положении, право пожилых людей на получение пенсий и пособий по социальному обеспечению в размере, достаточном для достойного и комфортного проведения остатка жизни, право на помощь по уходу за младенцами, на надлежащие социальные условия для малоимущих и людей с инвалидностью. Что касается конвенций о международных правах, то они должны, по меньшей мере, предполагать право каждого народа на защиту от агрессии и грабежа со стороны иностранных держав или корпораций, сохранение здоровой и пригодной для проживания окружающей среды, защиту от военных преступлений и решительное судебное преследование за их совершение, абсолютный запрет пыток, защиту от перемещения, право на бегство даже в случае пересечения национальных границ и универсальное право на убежище для лиц, перемещенных в результате войны, угнетения, бедности, гражданского кризиса, стихийных бедствий или преследования.

§64. В любом обществе борьба за свободу вероисповедания и уважение к совести каждого человека является самым ярким доказательством превосходства любви над ненавистью, единства над разделением, сострадания над безразличием. Общество, защищающее свободу вероисповедания, – это общество, которое признает, что только через сохранение сферы духовных интересов, превосходящих даже интересы государства, народ может поддерживать моральные основы реального гражданского и социального единства. Совесть – это голос божественного закона в каждом из нас, поэтому подавление ее не может не привести к тому, что писаные законы страны будут несправедливыми и, в конечном итоге, саморазрушительными. Даже в странах с преобладающим вероисповеданием права большинства могут быть по-настоящему защищены от посягательств государства, неограниченного капитала или других разрушительных сил только в случае гарантированной защиты религиозных прав всех меньшинств.

§65. Православная Церковь признает, что приверженность защите прав человека и сегодня включает неустанную борьбу со всеми формами рабства, все еще существующими в мире... Бесчисленное количество детей, женщин и мужчин во всем мире сегодня страдают от различных форм торговли людьми: принудительного труда как детей, так и взрослых, сексуальной эксплуатации детей, женщин и мужчин, принудительных и ранних браков, привлечения в воинские формирования несовершеннолетних, эксплуатации мигрантов и беженцев, торговли человеческими органами и так далее... Нашим противником является не только современное рабство, но и дух, который его питает: культ прибыли, повсеместный в наше время этос потребительства, а также низменные импульсы расизма, сексизма и эгоцентризма.

§66. Ни одно моральное предписание не составляет более постоянной темы в Священном Писании, начиная с первых дней Закона и Пророков и вплоть до эпохи Апостолов, чем гостеприимство и защита нуждающихся странников...

§67. Церковь выражает признательность народам, которые приняли мигрантов и беженцев и предоставили убежище ищущим его. Более того, она напоминает христианам повсюду, что такое гостеприимство зиждется на библейской заповеди, превосходящей интересы светских правительств. Современное национальное государство не является священным институтом, даже если порой оно и служит делу справедливости, равенства и мира. И границы – это не что иное, как случайности истории и условности права. Иногда и они служат полезной цели, но сами по себе они не являются моральным или духовным благом и не могут оправдать невыполнение нами священных обязанностей перед теми, кого Бог вверил нашей особой заботе. Сегодня можно наблюдать, как некоторые европейские правительства и огромный сонм идеологов стараются защищать «христианскую Европу», добиваясь полного закрытия границ, продвигая националистические и даже расистские идеи и отвергая слова Самого Христа бесчисленными другими способами. Мы видим, как в Европе, Австралии и обеих Америках поощряется нативистская паника. В Соединенных Штатах, самой могущественной и богатой стране в истории – фактически возникшей из огромных потоков иммигрантов со всего мира – мы видим, как политические лидеры не только поощряют страх и ненависть к ищущим убежища и обнищавшим иммигрантам, но даже применяют против них террор: похищают детей у родителей, разрушают семьи, мучают родителей и детей, интернируют их всех на неопределенный срок, отказывают просителям убежища в надлежащей правовой процедуре, распространяют о них клевету и ложь, развертывают войска на южных границах с целью запугивания невооруженных мигрантов, используя расистскую и нативистскую риторику против просителей убежища ради достижения политической выгоды и так далее. Все подобные действия являются посягательством на образ Божий в тех, кто ищет нашей милости. Это – оскорбление Святого Духа. Во имя Христа Православная Церковь осуждает эти действия, умоляет виновных в них покаяться и вместо этого стараться стать служителями справедливости и милосердия.

§68. Православная Церковь должна, прежде всего, напомнить христианам о том, что наш мир (насколько бы он ни был омрачен грехом и смертью) является благим творением Бога и благодатным даром всем Его созданиям. Вместе со св. Максимом Исповедником она утверждает, что присутствие человека в физическом космосе – это также духовное служение, своего рода космическое священство. Человечество занимает место methorios, границы, где встречаются и соединяются духовная и материальная сферы. Через это священническое посредничество свет духа просвещает всю сотворенную природу, а вся космическая реальность восходит в духовную жизнь... Ответственность христиан в этом мире, в стремлении преобразить падшую природу на службе Царству, включает реальную ответственность за все творение и непрестанную заботу о его целостности и процветании.

§69. Миссия христианина преображать мир в свете Царства Божия – задача, охватывающая все творение, всю жизнь, любое измерение космической реальности. Везде, где есть страдания, христиане призваны приносить исцеление как облегчение и примирение.

§71. Одним из наиболее коварных аспектов современной западной культурной истории стало появление религиозного фундаментализма, включительно с фидеистическими формами христианства, приверженцы которого отказываются признавать открытия в таких областях, как геология, палеонтология, эволюционная биология, генетика и науки об окружающей среде. При этом столь же фидеистическими являются и формы идеологического «сциентизма» и метафизического «материализма», согласно которым вся реальность упорно сводится к чисто материальным силам и причинам, а вся область духовного – иллюзорна. Такой взгляд на реальность не поддерживается ни научными доказательствами, ни логикой; более того, он философски непоследователен. Несмотря на это, популярная интеллектуальная культура позднего модерна в значительной степени отмечена этими противоположными типами фундаментализма. Православную Церковь не интересует вражда между поверхностными философиями и, тем более, исторически неграмотные басни о некоем извечном конфликте между верой и научным разумом. Христиане должны радоваться достижениям во всех науках, с удовольствием извлекать из них пользу и содействовать научному просвещению, а также государственному и частному финансированию законных и необходимых научных исследований. Особенно в наш век экологического кризиса необходимо использовать весь потенциал научных исследований и теоретической базы для поиска более глубоких знаний о нашем мире и более эффективных способов устранения грозящих всем нам опасностей... Церковь призывает верующих быть благодарными и принимать научные открытия, даже те, которые могут иногда заставить их пересмотреть собственное понимание истории и структуры космической реальности. Страсть к научному познанию проистекает из того же источника, что и желание веры как можно глубже проникнуть в божественные тайны.

§72. Кроме того, Церковь не должна упускать возможности использовать научные ресурсы в пастырском служении... Ее пастырская практика, по крайней мере, должна учитывать то, что было изучено за последние столетия относительно сложности человеческих мотивов и желаний, а также относительно скрытых физических и психологических причин, которые часто влияют на поведение человека – включая генетические, нейробиологические, биохимические и психотравматические... Те, кто посвящает себя душепопечению, должны быть готовы и даже стремиться учиться у тех, кто исследует естественную динамику ума и тела, и благодарить Бога за милость, которую Он дарует через предлагаемые ими открытия.

§73. Когда человечество и творение находятся друг к другу в правильном отношении, род людской исполняет свое призвание благословлять, возвышать и преображать космос, так что присущее космосу благо может проявиться даже в его падшем состоянии... Вопреки всем силам – политическим, социальным и экономическим, корпоративным и гражданским, духовным и материальным – которые способствуют упадку наших экосистем, Церковь стремится культивировать поистине литургический и тáинственный путь к общению с Богом в Его творении и через него, – путь, непременно подразумевающий сострадание ко всем и заботу обо всем творении.

§74. Творение, как божественный дар любящего Создателя, существует не просто для нашего потребления по собственной прихоти или желанию, но, скорее, как сфера общения и наслаждения; его благо является общим для всех людей и всех созданий, и его красоту мы призваны беречь и защищать.

§75. Церковь понимает, что этот мир, как творение Божие, есть священная тайна, глубина которой достигает предвечного света его Создателя; и это само по себе исключает всякое высокомерное господство над ним со стороны людей. Действительно, эксплуатация мировых ресурсов всегда должна рассматриваться как проявление «первородного греха» Адама, а не как надлежащий способ получения чудесного дара Божия в творении... Последствия греха и нашего отчуждения от Бога бывают не только личные и социальные, но также экологические и даже космические. Потому наш экологический кризис следует рассматривать не просто как этическую дилемму; это онтологическая и богословская проблема, требующая радикального изменения мышления, а также нового образа жизни. И это должно повлечь за собой изменение наших привычек не только как индивидуумов, но и как вида. Например, наше зачастую небрежное потребление природных ресурсов и произвольное использование ископаемого топлива приводят к все более катастрофическим процессам изменения климата и глобальному потеплению. Поэтому поиск альтернативных источников энергии и усилия по минимизации воздействия на планету в настоящее время являются необходимым выражением нашего призвания преображать мир.

§76. Никто из нас не существует в изоляции от всего человечества или от всего творения. Мы зависимые существа, всегда находящиеся в сопричастности, и, следовательно, несем моральную ответственность не только за себя или за тех, на кого оказываем непосредственное влияние, но и за весь сотворенный порядок – весь, так сказать, космический град. В наше время особенно важно понимать, что служение ближнему и сохранение природной среды глубоко и неразрывно связаны. Существует тесная и неразрывная связь между нашей заботой о творении и служением Телу Христову, а также между экологическими условиями на планете и экономическим положением бедных.

§77. Следует помнить, что люди являются частью сложной и тонкой сети творения и что их благополучие неотделимо от благополучия всего природного мира... Наше примирение с Богом непременно должно выражаться и в примирении с природой, в том числе и с животными... Мы должны также помнить, что все обетования Священного Писания относительно грядущего века касаются не только духовной судьбы человечества, но и будущности искупленного космоса, в котором изобильно присутствует растительная и животная жизнь и который будет обновлен до состояния вселенской гармонии.

§78. Аскетический этос и евхаристический дух Православной Церкви полностью совпадают в этом великом тáинственном видении творения, в котором обнаруживаются следы присутствия Бога «вездесущего и всё наполняющего» (молитва Святому Духу) – даже в мире, который все еще томится в рабстве греха и смерти... Такое видение связывает людей со всем творением и побуждает их радоваться благу и красоте всего мира. Эти этос и дух совокупно напоминают нам о том, что благодарность и удивление, надежда и радость – это единственно подобающая, в самом деле, по-настоящему творческая и плодотворная, позиция перед лицом экологического кризиса, с которым сейчас столкнулась планета, поскольку только они могут вселить в нас готовность и решимость неустанно, как и подобает, служить благу творения – из любви к нему и к его Создателю.

§80. Церковь – это не только живая икона Царства, но и непрестанное пророческое свидетельство надежды и радости в мире, израненном отвержением Бога. Это пророческое призвание требует не молчать перед лицом несправедливости, лжи, жестокости и духовных нестроений, и это не всегда легко даже в современных свободных обществах... В то время как скромный светский порядок, который не навязывает религию своим гражданам, является совершенно приемлемым и благородным идеалом, правительство, ограничивающее даже обычные проявления религиозной идентичности и убеждений, легко превращается в мягкую тиранию, которая, в конце концов, приведет скорее к разделениям, чем к единству.

§81. Во все времена и на всяком месте Церковь призвана одновременно свидетельствовать и о своем видении человеческой личности как преображенной верностью воле Отца, явленной в Иисусе Христе, и о неприкосновенности подлинной свободы каждого человека, включающей его право отказаться от этой верности. Опять-таки, Церковь одобряет социально-политическое многообразие и просит лишь о том, чтобы оно было подлинным, то есть чтобы допускало истинную свободу совести и свободное выражение веры. Ее собственная миссия состоит в том, чтобы возвещать Христа Распятого всем народам во все времена и призывать всех к жизни Царства Божия. А эта миссия неизбежно предполагает устойчивый диалог с современной культурой и четкое изложение истинно христианского видения социальной справедливости и политического равенства в современном мире.
Если вы нашли этот материл важным, вы можете помочь распространить его, поделившись им в социальных сетях: