Социологические исследования восприятия религии учеными разных стран

Аннотация: Несмотря на широкое обсуждение проблемы отношений религии и науки, до недавнего времени существовал дефицит эмпирических данных о взглядах ученых на этот вопрос. В данной статье я обобщаю результаты наиболее заметных исследований, фокусирующихся на взглядах ученых Соединенных Штатов, Великобритании и других стран, обсуждаю их ограничения и возможные интерпретации. Также я рассказываю о специфичности российской ситуации, и выводах, полученных на основе собственных исследований.

Ключевые слова: социология религии, социология научного знания, отношения религии и науки, плюрализм, духовность, мировоззрение, ценности.

Форма цитирования: Малахов, А. В. Социологические исследования восприятия религии учеными разных стран // Общество: социология, психология, педагогика. 2016. №2.

Также доступна pdf-версия.


Отношения религии и науки остаются предметом активных споров на протяжении нескольких веков. Об их конфликте, сосуществовании и сотрудничестве написаны тысячи книг и бесчисленное количество менее объемных текстов, опирающиеся на самые разные подходы и содержащие полярные выводы. Однако, и причины этого требуют отдельного обсуждения, вплоть до последнего времени редко проводились систематических исследования религиозных воззрений ученых и их взглядов на отношения религии и науки. Такой пробел в эмпирических данных рождал широкий простор для спекуляций, не давая возможности выносить сколько-нибудь обоснованные суждения о действительном положении вещей.

Могу предположить, что игнорирование столь перспективной тематики исследователями было вызвано устоявшимися стереотипами, из-за которой позиция среднего ученого в отношении религии казалась очевидной. Кроме того, долгое время социологи были убеждены в неизбежности секуляризации и упадка религии; и если такие процессы произошли бы во всем обществе, то тем более и с опережением они должны были произойти в научном сообществе — учитывая подобную точку зрения, понятно, почему социологи не проявляли активности в изучении исчезающего и все менее значимого феномена. К концу двадцатого века стало бесспорным отсутствие единого сценария: тогда как в некоторых странах религия продолжала сдавать свои позиции, в других ситуация стабилизировалась, в третьих (в том числе и на постсоветском пространстве) началось религиозное возрождение, а в четвертых произошел всплеск фундаментализма и установление теократических режимов. Но даже в тех странах, где поверхностные данные показывали снижение религиозности ситуация оказалась гораздо интереснее, нежели просто переход от ортодоксальной религии к атеизму. Словом, социологи, религиоведы и другие исследователи почувствовали необходимость в осмыслении вновь открывшихся обстоятельств и более внимательном изучении широкого спектра, связанных с религией и духовностью, вопросов, в том числе и проблемы отношения религии и науки глазами самих ученых.

Хорошей точкой отсчета современного этапа исследований может быть 1997 год, когда в «Nature» вышла статья Эдварда Ларсона и Ларри Уитхема «Ученые по-прежнему сохраняют веру» [1], сравнивавшей пионерскую работу Джейма Леуба 1916 года и результаты опроса американских ученых, проведенного в 1996. Неожиданно для многих, оказалось, что за восемьдесят лет не произошло больших изменений: вера в личностного Бога снизилась с 41,8% до 39,3%, а неверие выросло с 41,5% до 45,3%, вера в жизнь после смерти стало разделять лишь 38,0%, тогда как раньше 50,6%. Такой уровень стабильности был поразителен, учитывая изменения произошедшие в обществе и массовый пересмотр базовых ценностей. Религиозные деятели в целом были удовлетворены этими результатами, однако вскоре авторы опубликовали новое исследование [2], изучающее взгляды «великих ученых» — членов Национальной академии наук США. Согласно им, лишь 7,0% опрошенных верили в личностного Бога, тогда как 72,2% прямо выражали неверие. Эти результаты получили большой резонанс и по-прежнему используются критиками религии.

Похожие данные, но уже для «великих» ученых Великобритании, были получены в 2013 году [3], на основе опроса 248 членов Лондонского королевского общества. 78,0% ответивших категорически не согласились с возможность существования Бога и лишь 8,1% согласились с существование Бога. Когда Бог определен как личность, число неверующих возросло до 86,6%. В выживание сознания после смерти тела верят 8,1%, не верят — 85,0%. В тоже время, большая часть ответивших согласилась с моделью NOMA, предполагающей отсутствие конфликта между религией и наукой. Стоит заметить, что среди респондентов было 239 мужчин и только 9 женщин.

Подавляющее большинство членов ведущих научных сообществ англоязычных стран действительно крайне скептически относится к организованной религии. Но, как это нередко бывает в социологии, вопросы, о которых молчат данные не менее важны, чем те, о которых они говорят. Рассмотренные выше исследования проводились посредством опросов и использовали максимально упрощенный инструментарий, предусматривающий выбор из нескольких предзаданных вариантов. Как таковые, они крайне мало говорят о качественной стороне взглядов ученых. Выделяющаяся степень неверия среди «великих» ученых также остается без объяснения: встречающийся иногда вариант, согласно которому, дело состоит в особом уме и образованности последних, что приводит их к атеизму, не только не является когерентным, но и подменяет исследовательскую повестку идеологической.

Более убедительным выглядит исследование Нейла Гросс и Солона Симмонса [4], базирующееся на национальном опросе американской профессуры и умело интегрирующее данные в общий культурный и социальный контекст. Авторы получили ответы от 1471 респондента (51% отклик), после чего исключили из числа ответивших профессоров с частичной занятостью, сократив выборку до 1417 человек. На базовый вопрос («Вера в Бога») предлагалось шесть вариантов ответа, от «я не верю в Бога» до «я знаю, что Бог действительно существует и не сомневаюсь в этом». Первый вариант выбрало 9,8% — эту группу ответивших можно считать атеистами. 13,1% оказались агностиками, 19,2% ответили, что верят в «высшую силу», 4,3% отвели, что чувствуют, что иногда верят в Бога. 16,6% заявили, что хотя и испытывают сомнения, все же верят в Бога. А последний, подчеркнуто религиозный вариант, выбрало 34,9%. Таким образом, оказалось, что 75,0% профессуры разделяет супранатуралистические воззрения. При этом выявилась огромная разница между представителями различных дисциплин: например, в педагогике («начального образования») атеистов не обнаружилось вовсе, тогда как в психологии они составили 50,0%. Авторы не обнаружили большой разницы в общем уровне религиозности среди сотрудников университетов разного уровня и престижности — за исключением двухгодичных колледжей, однако были установлены заметные различия в религиозной ориентации (прогрессивной, умеренная, традиционалистская).

Еще один опрос был проведен в 2009 году Pew Research Center среди членов Американской ассоциации содействия развитию науки [5], крупнейшего в мире научного сообщества. Согласно полученным результатам, 51% ученых верят в Бога или другую «высшую силу», тогда как 41% определяют себя неверующими. В числе женщин неверующих оказалось меньше: 36% против 44%. Действительно интересно, что показатели неверия обратно пропорциональны возрасту: чем к более молодому поколению принадлежит ученый, тем выше вероятность того, что он верит в Бога или, по крайней мере, «высшую силу». Среди респондентов старше 65 лет неверующих — 48%, в возрасте 50-64 — 44%, 35-49 — 42%, а среди ученых моложе 34 лет неверующих только 32%. Религиозные деноминации представлены неравномерно, особенно драматический перекос наблюдается у евангелистов: если в общем населении Соединенных Штатов они составляют 28%, то среди опрошенных лишь 4%.

Прорыв в изучении религиозных взглядов ученых и их отношения к религии был совершен Элейн Экланд, ныне являющейся профессором социологии Университета Райса. На протяжении десяти лет она реализовала несколько исследовательских проектов и привлекла грантов на 4,5 миллиона долларов. Основное исследование проводилось с 2005 по 2009 год, в ходе него Экланд и ее коллеги опросили 1646 ученых из исследовательских университетов и провели 275 глубинных интервью. Промежуточные выводы исследований были изложены в монографии «Наука против религии: что на самом деле думают ученые» [6], вышедшей в издательстве Оксфорда. На сегодняшний день эта книга остается наиболее фундаментальной работой по теме, а сама Экланд — безусловным лидером исследований области. Экланд продемонстрировала, что американские ученые, даже не аффилирующие себя с какой-либо религией, остаются вовлечены в духовные поиски. Большая часть (71%) согласна, что религии содержат какие-то базовые истины, но только единицы (3%) считают, что существует единственная истинная религия. Все большее влияние приобретает новый тип «духовных предпринимателей», людей, для которых духовность обладает подлинной значимостью, но которые считают невозможным полагаться на внешние авторитеты, а потому стараются найти собственный путь.

В 2014 году, при поддержке Фонда Темплтона, под руководством Экланд, а также биолога Кирстины Мэтью и политолога Стивена Льюиса, начался масштабный исследовательский проект «Религия среди ученых в международном контексте» [7], в рамках которого планировалось опросить 10 тысяч ученых и провести 800 интервью в восьми странах — Франции, Гонконге, Индии, Италии, Тайване, Турции, Великобритании и Соединенных Штатах. На декабрь 2015 была собрана основная эмпирическая база и в скором времени ожидается ряд знаковых публикаций. Предварительные результаты говорят о том, что в некоторых странах подавляющее большинство ученых разделяют религиозные взгляды (в Турции — 85%, в Индии — 79%), а в некоторых (как Тайвань) ученые являются более религиозными, чем основная масса населения.

Насколько мне известно, до сих пор недоступно подобных данных, касающихся России, а материалы, собранные мной в рамках диссертационного исследования, нуждаются в дополнительной проверке перед публикацией. Тем не менее, хотелось бы сказать несколько слов о специфике исследований отношения ученых к религий в России. Основной фактор, затрудняющий сбор и обобщение материала, состоит в религиозной и этнической гетерогенности России, региональных отличиях. Особняком стоят республики (Северный Кавказ, Поволжье), в которых большинство населения составляют мусульмане, а фактор религии играет весьма значимую роль. Территории, где традиционно распространен буддизм, Калмыкия, Тува и Бурятия, отличаются, как от республик с мусульманским населением, так и от остальной России. Менее выражены, но насколько я могут судить, достоверны отличия Москвы и Санкт-Петербурга от других регионов. Спорным моментов является существование разницы между учеными из научных учреждений разного типа и престижности. Большинство респондентов обладает лишь самой общей информацией о религии, что может объясняться сохраняющимся эффектом длительного периода государственного атеизма. Полная и достоверная картина может быть получена только благодаря масштабным исследованиям с использованием «смешанных» методов и привлечением теоретических рамок, способных интегрировать максимальное число перспектив, подходов и интерпретаций.

Ссылки

[1] Larson, E. J., Witham, L. Scientists are still keeping the faith // Nature. 1997. V 386. P. 435-436.

[2] Larson, E. J., Witham, L. Leading scientists still reject God // Nature. 1998. V 394. P. 313.

[3] Stirrat, M., Cornwell, E. R. Eminent scientists reject the supernatural: a survey of the Fellows of the Royal Society // Evolution: Education and Outreach. 2013. V 6:33.

[4] Gross, N., Simmons, S. The Religiosity of American College and University Professors // Sociology of Religion. 2009. V 70. P. 101-129.

[5] Religion and Science in the United States: Scientists and Belief. — PewResearchCenter, 05.11.2009. — URL: goo.gl/lNhqAD.

[6] Ecklund, E. H. Science vs. Religion: What Scientists Really Think. — Oxford University Press, 2010. — 240 p.

[7] Ecklund, E. H., Johnson, D. R., Hamshari, S., Matthews, K. R. W., Lewis S. W. A Global Lab: Religion among Scientists in International Context: a conference report. — 2015. — URL: goo.gl/jVIfXw.