Философия сознания: ликбез
Рассказываю об основных подходах, методах и темах, которыми имеет смысл заниматься теологам
30 июня 2021 | время чтения: 8 минут
Эта связь, по моей теории, есть просто наследственность, единственная нам положительная причина, обусловливающая между организмами полное сходство, или, как в случае разновидностей, сходство приблизительное. Несходство между жителями разных областей может быть приписано видоизменениям в силу естественного подбора и лишь в подчиненной степени прямому влиянию разных физических условий.

Степень несходства будет зависеть от того, что переселения наиболее преобладавших жизненных форм из одной области в другую совершались более или менее легко и в периоды более или менее отдаленные; от свойства и количества предшествовавших переселенцев; от их взаимодействий при борьбе за существование; от того, что, как замечено выше, соотношения между организмами составляют наиважнейшее условие жизни. Таким образом, преграды играют важную роль, препятствуя переселениям; не менее важную роль играет время — элемент необходимый для медленного процесса видоизменения путем естественного подбора.

Виды далеко распространенные, обильные особями, уже восторжествовавшие над многими соискателями в собственной обширной родине будут иметь наиболее шансов на захват новых мест при распространении в других странах.

На новых своих жилищах они подвергнутся новым условиям и часто дальнейшему видоизменению и совершенствованию; следовательно, станут еще более победоносными и произведут группы видоизмененных потомков. На основании таких потомственных видоизменений, мы можем понять, почему отделы родов, целые роды и даже семейства так часто заключены в пределах одной и той же области.

Я, как замечено в предыдущей главе, не верю ни в какой закон необходимого развития. Так как изменчивость каждого вида есть свойство независимое, которым естественный подбор пользуется лишь настолько, насколько это выгодно для особи в сложной борьбе за существование, то степень видоизменения разных видов не будет величиною постоянною.

Если, например, значительное количество видов, состоящих между собою в прямом состязании, разом переселяется на новое место жительства, впоследствии объединяющееся, то эти виды едва ли подвергнутся значительным изменениям, ибо ни переселение, ни объединение само по себе таковых произвести не может. Эти причины становятся действительными лишь приводя организмы в новые соотношения друг к другу и, хотя слабее, с физическими условиями.

Мы видели в предыдущей главе, что некоторые формы сохранили характер приблизительно одинаковый с древнейших времен: точно так же некоторые виды переселились на огромные расстояния и не видоизменились значительно.
Explore Our Features
Эта связь, по моей теории, есть просто наследственность, единственная нам положительная причина, обусловливающая между организмами полное сходство, или, как в случае разновидностей, сходство приблизительное. Несходство между жителями разных областей может быть приписано видоизменениям в силу естественного подбора и лишь в подчиненной степени прямому влиянию разных физических условий. Степень несходства будет зависеть от того, что переселения наиболее преобладавших жизненных форм из одной области в другую совершались более или менее легко и в периоды более или менее отдаленные; от свойства и количества предшествовавших переселенцев; от их взаимодействий при борьбе за существование; от того, что, как замечено выше, соотношения между организмами составляют наиважнейшее условие жизни. Таким образом, преграды играют важную роль, препятствуя переселениям; не менее важную роль играет время — элемент необходимый для медленного процесса видоизменения путем естественного подбора.

Виды далеко распространенные, обильные особями, уже восторжествовавшие над многими соискателями в собственной обширной родине будут иметь наиболее шансов на захват новых мест при распространении в других странах. На новых своих жилищах они подвергнутся новым условиям и часто дальнейшему видоизменению и совершенствованию; следовательно, станут еще более победоносными и произведут группы видоизмененных потомков. На основании таких потомственных видоизменений, мы можем понять, почему отделы родов, целые роды и даже семейства так часто заключены в пределах одной и той же области.

Я, как замечено в предыдущей главе, не верю ни в какой закон необходимого развития. Так как изменчивость каждого вида есть свойство независимое, которым естественный подбор пользуется лишь настолько, насколько это выгодно для особи в сложной борьбе за существование, то степень видоизменения разных видов не будет величиною постоянною.

Если, например, значительное количество видов, состоящих между собою в прямом состязании, разом переселяется на новое место жительства, впоследствии объединяющееся, то эти виды едва ли подвергнутся значительным изменениям, ибо ни переселение, ни объединение само по себе таковых произвести не может. Эти причины становятся действительными лишь приводя организмы в новые соотношения друг к другу и, хотя слабее, с физическими условиями. Мы видели в предыдущей главе, что некоторые формы сохранили характер приблизительно одинаковый с древнейших времен: точно так же некоторые виды переселились на огромные расстояния и не видоизменились значительно.